• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Дмитрий Крук об экономических реформах: “Ситуация не будет похожа на 90-е” 

    Возможности для бизнеса, условия для капитала и элемент евроинтеграции.

    Когда речь заходит о переменах в новой Беларуси, от ровесников своих родителей я часто слышу о страхе повторения “девяностых”. Безработица, бедность, неопределенность — “пусть лучше Лукашенко”, чем вот это все. Но так ли это на самом деле, обязательно ли экономические изменения означают негативные последствия для населения? И что нужно делать, чтобы их минимизировать? Об этом я поговорила с экономистом Дмитрием Круком. 

    Дмитрий Крук — экономист, старший научный сотрудник BEROC. 

    С чего нужно начинать реформы в экономике? 

    Первое, о чем нужно нужно упомянуть, когда мы говорим о реформах,— это создание позитивного импульса. В экономике очень многие вещи работают инерционно. Если однажды была сформирована какая-то плохая цепочка, из нее сложно выйти. Поэтому первым приоритетом я бы определил запуск новых позитивных вещей, которых сейчас нет. 

    Как минимум нужно начать с избавления от санкций, затем способствовать притоку в страну инвестиций например, посредством амнистии капитала и налоговой амнистии. Если это произойдет, это действие само по себе будет свидетельствовать о том, что Беларусь возвращается к цивилизованным рынкам. Кроме этого, на мой взгляд, нам нужен курс на евроинтеграцию: сейчас в той ситуации, в которой мы находимся, я не вижу другого пути. В противном случае мы рискуем погрузиться в то, с чего начали — в собственные проблемы и хождение по замкнутому кругу. Роль позитивной повестки — переход в принципиально новое измерение, а не про отталкивание только от тех проблем, которые есть сейчас. 

    Но поговорим о существующих вопросах. В первую очередь нам нужно устранить избыточное государственное вмешательство в экономику. Это то, что бьет по бизнесу и убивает нормальную бизнес-среду. С этим можно относительно легко покончить — и это будет иметь очень серьезное благотворное влияние. Во-вторых, кроме устранения существующих проблем, внимание стоит уделять поддержке частного сектора: открыть им доступ ко всем сегментам экономики, новым финансовым инструментам, содействовать развитию новых административных практик. 

    В-третьих, я бы остановился на проблеме госпредприятий и реформирования банков. Для этого могут существовать разные стратегии. Ключевое соображение — этим точно нужно заниматься. У нас есть большое преимущество по сравнению с 90-ми, с которыми почему-то всегда любят сравнивать нашу реальность. Тогда госпредприятия надо было реформировать экстренно — других просто не было. Вся экономика из плановой трансформировалась в рыночную, это была такая операция по смене пола. В нашем случае уже сейчас большая часть экономики — рыночная, хотя она и существует по извращенным принципам. У нас будет серьезная операция, но она все же косметическая. 

    И последний ключевой приоритет, на который нам нужно обратить внимание, — это макроэкономическая стабильность. Это нужно, чтобы радикально снизить вероятность вспышек инфляции, скачков обменного курса, безработицы, рецессий. Последние 20 лет эти события становятся постоянным спутником беларусов как раз из-за низкого качества экономической политики. 

    Я хочу подчеркнуть, что красной нитью в период реформ должно идти культивирование экономического доверия. Многое из того, о чем я сказал, в конечном счете упирается именно в это. Дать возможность развиваться бизнесу, создать условия для инвестирования капитала в страну и добавить элемент евроинтеграции звучит как реальный план укрепления экономического доверия и изменения экономики к лучшему.

    О страхе “девяностых”

    Когда у нас начинают говорить о реформах, у людей есть переживания, что ситуация будет похожа на ту, что была в 90-е. И это абсолютная неправда. Тогда происходили критические перемены, тогда существовала проблема избытка рабочей силы. Нужно было масштабно менять профиль, реструктуризировать систему, а часто просто закрывать предприятия, потому что в прежнем виде они существовать не могли. У нас проблем с рабочей силой нет, для Беларуси это уже неактуально лет 15. А последние три года на фоне массовой миграции людей не хватает даже на госпредприятиях, потому что найти адекватные кадры непросто. Для частного бизнеса дефицит кадров — это в принципе проблема номер один, потому что многие люди с квалификацией уехали из страны. 

    Поэтому если начнутся реформы, тех, кто по тем или иным причинам потеряет работу, будет, во-первых, в разы меньше. Во-вторых, найти работу каждому желающему будет намного проще. Бизнес развивается даже в нынешних непростых условиях, когда ему в государстве препятствует абсолютно все. Тем не менее он предъявляет спрос на рабочую силу и испытывает ее недостаток. Если для него в итоге будут созданы условия для развития, спрос вырастет еще в несколько раз. 

    То есть минусов не будет? 

    Проигравшие от реформ все же будут. Если это какое-нибудь совсем убыточное предприятие и никаких вариантов, кроме как его закрыть, нет, то люди, которые там работают, с большой вероятностью потеряют работу. Но, во-первых, они получат возможность переквалифицироваться. Проблема здесь может быть лишь с географией – если человек живет в небольшом населенном пункте и не готов переезжать дальше, ему может быть непросто найти новое занятие. 

    И именно в этот момент должна подключиться система социальной поддержки. Это то, что одновременно (и даже превентивно, перед остальными шагами) нуждается в реформировании. Это необходимо, чтобы дать экономике возможность двигаться вперед и при этом обеспечить приемлемый уровень благосостояния той небольшой группе людей, которая может понести ущерб от перемен.  

    Мои коллеги, которые более глубоко занимаются этим вопросом, указывают, что самый простой механизм борьбы с этим – введение пособия по безработице. Оно работает во всех странах и является элементом защиты как раз для таких случаев. У нас же пока этот инструмент доведен до абсурда, пособие составляет всего несколько долларов. И это делается государством абсолютно сознательно, чтобы, с одной стороны, оно не несло дополнительное финансовое бремя, а с другой, чтобы люди цеплялись за низко продуктивные рабочие места. 

    И это можно изменить. То, что сейчас идет на поддержание субсидирования убыточных предприятий, должно использоваться напрямую для адресной поддержки через пособия потерявших работу. Это в том числе будет и более безопасно для бюджета, если мы опираемся только на финансовые стимулы, а в долгосрочном плане – и с точки зрения социальной справедливости. 

    ПаказацьСхаваць каментары