• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Политолог Морозов: «В период застоя от граждан зависит 20% изменений, но готовиться нужно уже сейчас»

    Видеть, что твоя страна находится в стагнации из-за одного человека, который удерживает власть, максимально больно. Особенно когда ты за границей, а момент возвращения домой предугадать совершенно невозможно.

    Незаметно для себя начинаешь смотреть варианты ипотеки в Польше, решаешь интенсивнее учить местный язык, заводишь друзей не из диаспоры. Если коротко, оптимизм насчет Беларуси испаряется быстрее с каждым днем. Кажется, что в жизни есть только две опции: решить, что сделать ничего нельзя и махнуть рукой или попытаться сохранить последнюю надежду и ждать перемен. Получается, других вариантов нет? Кажется, это не так. Эксперт Александр Морозов называет три важные вещи, которые гражданское общество может делать для Беларуси уже сейчас. 

    Александр Морозовполитолог, преподаватель Карлова университета, живет в Праге. 

    Монолог Александра Морозова

    Когда мы говорим о роли граждан в функционировании государства, мы должны понимать исторический контекст. Особенно если речь идет о периоде застоя, который сейчас наблюдается и в Беларуси, и в России. 

    Давайте вспомним, что политический ландшафт кардинально изменился после распада двухблоковой системы, разделяющей Варшавский договор и Западный блок. Вопросы участия граждан в политике решались в них по-разному. В постсоветскую эпоху для всех стран встал вопрос о формировании нового общества и власти. В середине 1990-х произошли важные изменения в международных институтах, таких как ООН, ОБСЕ и МВФ. Эти структуры также столкнулись с новыми вызовами, переосмыслив прежние подходы к разделению мира на демократические и советские модели.

    А затем перед ними открылся новый мир. Примерно с 1995-го года была сформулирована следующая идея: в мире много нелиберальных государств, но признаки демократий там все же есть. Там происходят выборы, бывает сменяемость власти. Тем не менее, чтобы полностью соответствовать демократии, эти режимы должны развиваться дальше. А для этого должна существовать политическая стабильность без большого насилия, должна быть побеждена коррупция. При этом стране необходимы правительство и власть, которые ведут себя ответственно. 

    Я подчеркну: ключевое слово здесь – ответственность. И наконец, предполагалось максимально участие в политике граждан, расширение их активности. Все это в совокупности являлось важными маркерами развития. В итоге почти 15 лет, начиная с 1995-го года, во всем мире господствовала идея, что развитие общества теперь происходит из-за двух важных двигателей.

    Первый – это свободная торговля, свободный рынок. Он стимулирует активность людей и повышает их конкурентность. Вторая важная идея заключалась в том, что общество развивается, потому что оно развивает институты. Вот этот процесс и являлся главной постсоветской идеей: «если мы будем развивать институты, расширять участие граждан жизни страны, наше общество будет современным». С этого момента институтам стали уделять более активное внимание.

    Но все стало меняться к концу первого десятилетия. Сейчас политологами фиксируется кризис, главная проблема которого заключается в следующем: расширение участия не приводит к демократизации. Более того, сейчас мы находимся в моменте, когда расширение такого участия воспринимается с опаской. Да, на первый взгляд это выглядит как парадокс, но я попробую его объяснить. Безусловно, гражданское участие и в выборах, и в местном самоуправлении очень важно, оно дает много для возможной реализации длинных программ и освоения новых социальных практик.

    Я приведу пример: еще вчера никто мог не пристегиваться ремнем безопасности – а через 10 лет все уже поменялось благодаря тому самому общественному мнению. Большинство социальных практик невозможно внедрить простым решением правительства – для этого требуется очень высокая степень солидарности, чтобы вокруг какого-то вопроса начал формироваться консенсус.  

    Но при этом надо подчеркнуть, что последние 10-15 лет в мировой политологии породили серьезную дискуссию. Путем наблюдений выяснилось, что модернизация социальных практик, расширение участия может происходить постоянно, а в стране при этом будет сохраняться довольно плохой политический режим. 

    Например, в стране будет присутствовать высокий уровень коррупции или будут создаваться очень серьезные требования для того, чтобы кто-то мог выдвигаться на выборах. В итоге в таких «демократиях» по-прежнему сохраняется фундаментальная разница между гражданской и политической активностью. Последняя может быть заметна на уровне муниципалитета, на уровне любого неформального объединения граждан, любой ассоциации.

    Однако настоящая политическая деятельность начинается с партийной политики. Эта связка очень важна для режимов и в России, и в Беларуси. Сейчас ваша партийная политика полностью разрушена: в Беларуси нет партий как таковых. И поэтому никакой политизации граждан, которая вела бы к развитию общества, к его модернизации, не происходит. Власть сверху блокирует любую, даже самую нишевую, политизацию граждански организованного населения. 

    И именно поэтому все международные организации и международные институты, которые смотрят не только на Беларусь, но и на страны Азии, Латинской Америки, Африки, не понимают, что можно сделать в такой законсервированной ситуации. Абсолютно точно можно сказать лишь одно. Для гарантированных изменений в таких режимах верхние слои гражданской и военной демократии должны сами себе сказать, что они являются частью какого-то процесса обновления. Режим, который сейчас существует в Беларуси, может измениться, только когда начнется совместное движение общества к прозрачности всей общественной и государственной жизни. 

    Во-вторых, со стороны этих верхних групп должен быть выбран сознательный курс на то, чтобы отказаться от тотальной коррумпированности. В-третьих, эта верхушка должна сама сказать себе, что независимые судебные органы и верховенство закона  являются для них ценностью. 

    Когда можно увидеть такой сценарий? Подобные вещи всегда случаются в результате жестокого гражданского внутреннего конфликта. Например, силовые структуры, когда входят в какой-то конфликт, истощаются и начинают задавать себе вопрос: а что дальше, зачем нам этот кризис? Война всех против всех никому не выгодна, и чтобы остановить стремление к политической стабильности без насилия, со справедливой политической системой, всем нужен какой-то договор. 

    Я подчеркну: в такой ситуации от граждан зависит только 20% изменений. Государственная машина действует по своим правилам, авторитарные режимы подключают сложную политику управления и манипулирования сознанием. И именно она не позволяет многим людям сдвинуться ни с какой точки ни в каком направлении в политическом смысле. Даже если если гражданское население осознанно, ему нужна помощь элиты сверху.

    Это те грустные факты, которые нам приходится признавать. В таких ситуациях кажется, что от обычных людей совсем ничего не зависит. Но есть три фундаментальные вещи, которые оказывают влияние на будущее гражданского общества. Первое – это гражданское просвещение в любой форме. Второе – это объединение позиций влиятельных деятелей культуры, музыкантов, поэтов, литераторов, театральных режиссеров. Совместные заявления творческих людей всегда значимы, поскольку их репутация одинаково ценится среди всех слоев общества. 

    И третий существенный пункт заключается в том, чтобы воспользоваться историческим моментом. Сейчас самые популярные теории изменений, которые выдвигают политологи, связаны с тем, что перемены в странах происходят во время больших волн глобальных демократизаций. Ожидание пятой волны для нас действительно очень важно. К этому времени нужно сознательно готовиться, чтобы общество не пропустило момент и граждане в авторитарных режимах были готовы участвовать в процессе изменения своей страны.

    Фото: nara.lt

    ПаказацьСхаваць каментары