• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Из грязи в князи. Фрагменты пройденного за год пути

    Финальный выпуск «Пульса Ленина-19» возвращается к основным сюжетам уходящего года и подводит главные внешнеполитические итоги, важные с точки зрения интересов режима и интересов Беларуси. 

    Между ними нельзя ставить знак равенства: не все, что хорошо для Беларуси, хорошо для режима и наоборот. Хотя совпадения случаются и 2023-й в этом смысле не стал исключением. Например, дистанцирование от войны России в Украине и неучастие в ней беларусскими вооруженными силами в интересах и Беларуси, и режима. 

    Привет, оружие

    Обстрелы Украины с территории Беларуси не ведутся уже больше года, ни один беларусский солдат украинскую границу пока не пересек. Украинские власти «отдают должное» за это Лукашенко, признавая его заслугу. Беларусские демсилы склонны считать это «недоработкой» Путина. Однако Киеву в данном случае может быть лучше видно по причине собственных агентурных сведений и сохранения своего присутствия в Минске в виде посольства.

    Украинская сторона (секретарь Совета нацбезопасности Алексей Данилов) даже как-то допустила участие Лукашенко в российско-украинском мирном процессе, что в общем характеризует некоторый рост акций Александра Григорьевича после обвала в феврале 2022-го. 

    Меньше всего кто-либо ожидал услышать фамилию Лукашенко в привязке к урегулированию пригожинского мятежа. Однако она прозвучала, Москва подтвердила, Путин публично поблагодарил.

    Режим записал себе в плюс размещение в Беларуси российского ядерного оружия, которое, насколько можно судить, происходило со второй половины года. Для Беларуси — это, разумеется, минус. 

    Размещение тактического ядерного оружия поставило жирную точку в истории про беларусское донорство региональной безопасности, которая начинается еще с Декларации о государственном суверенитете и безъядерной зоны в качестве цели Беларуси. 

    На то время в пересчете атомных боезарядов на площадь страны и количество населения Беларусь формально была самой ядерной державой. Их вывод стал реальным вкладом в процесс ядерного разоружения в мире. Можно вспомнить инициативу о создании в Восточной и Центральной Европе безъядерной зоны, которая продвигалась Беларусью, начиная с 1990-го года и при Лукашенко, и так и не была реализована. Однако тут важен сам факт, на стороне каких идей выступал Минск.

    Для Лукашенко российское ядерное оружие стало дополнительным источником защиты, например, от военного вторжения из Украины. Еще это новая сильная карта в колоде Лукашенко на будущее: для переговоров с Западом на тему вывода ядерного оружия с территории Беларуси. 

    Можно, конечно, считать, что ядерное оружие усилило контроль Кремля над Минском, ведь оно принадлежит РФ, но тактические боезаряды контролировать сложнее, чем стратегические. Неслучайно в свое время именно тактические боеголовки выводили из Беларуси первыми (в 1992-м, а стратегические в 1996-м). 

    К тому же дестабилизация ситуации в России, которую не так уже сложно себе представить после пригожинского мятежа, может предоставить властям в Беларуси возможность овладеть оружием и контролем над ним. Такой поворот событий вовсе не обязателен, но его нельзя исключать.

    Переезд ЧВК «Вагнер» в беларусскую юрисдикцию — тоже событие с полярными последствиями для страны и режима. Власти от этого приобрели: усилили ряды силовиков опытными бойцами, заполучили пугало для соседей. Соседи действительно впечатлились, и Беларусь в итоге снова пострадала: сведено до прожиточного минимума количество действующих погранпереходов с Польшей, Литвой и Латвией. 

    Щели, окна, двери в мир

    Только в этом году в Минске прошли две церемонии вручения верительных грамот от зарубежных послов нелегитимному Лукашенко. В 2023 году таинство признания его президентства совершили послы 20 стран, включая такие, которые, кажется, могли в нем не принимать участия — Южная Корея, Мексика, Панама и даже Венгрия.

    Всего с момента тайной инаугурации Лукашенко в 2020-м состоялось уже 8 церемоний, через которые прошли послы свыше 60 государств, представляющих все континенты, кроме Австралии. 

    До нормализации на западном векторе пока еще далеко, но и там случились метаморфозы, сокращающие расстояние, которые многим казались невозможными.

    Властям удалось прорубить венгерское окно в Европу: обмен визитами с Венгрией на уровне министров иностранных дел тянет на прорыв изоляции Европейского союза.

    Конференция высокого уровня по евразийской безопасности, прошедшая в Минске в октябре, — тоже успех официального Минска благодаря участию в ней главы МИД Венгрии и таких гостей как бывший генсек ОБСЕ Томас Гремингер. Они разбавили слет политиков и аналитиков пропагандистского разлива, создав эффект открытой международной дискуссии.

    Не все складывалось благополучно для властей на международной арене. Крупным внешнеполитическим поражением официального Минска можно считать пролет на выборах в непостоянные члены Совета Безопасности ООН. В этом случае, правда, Беларусь тоже проиграла: само по себе демократическое будущее не гарантирует места в Совбезе в будущем. Это упущенный шанс улучшить международный имидж, сыграть конструктивную и полезную для мира и безопасности роль.

    Основной фокус внешней политики официального Минска сместился на страны «дальней дуги». Отношения с ними за редким исключением развиваются как ни в чем не бывало и даже расширяются. Например, в декабре прошел первый в истории раунд межмидовских консультаций с Саудовской Аравией.

    Лукашенко с начала года успел побывать в Зимбабве, дважды в ОАЭ, многократно в России, дважды в Китае, в Иране, в Экваториальной Гвинее, Кении. Принял много кого с визитом в Минске. Он поучаствовал в виртуальном саммите ШОС в Индии и во Всемирном саммите по борьбе с изменением климата в ОАЭ. Пропаганда старалась преподнести эти мероприятия как полноценную международную жизнь, и это уже не выглядело большим преувеличением.

    Причем на саммите в Дубае наряду с Лукашенко участвовали главы западных государств. И только лидеры трех стран — Польши, Латвии и Литвы отказались от совместного с ним фотографирования

    Если бы о демарше не было заявлено публично, вряд ли бы кто-то заметил отсутствие лидеров этих стран на коллективном фото. Все-таки в саммите и коллективном фото участвовали практически все страны мира. Легко не заметить потерю трех. Куда сложнее рассмотреть на нем изоляцию режима.

    В нынешней ситуации кулуарные контакты на полях саммита кажутся более предпочтительными, чем подобного рода демарши. Они могли бы сыграть положительную роль, например, в судьбе отдельных политзаключенных, интересующих Польшу.

    В 2023 году Минск подал заявку на вступление в БРИКС. Осязаемых политических преград для ее положительного рассмотрения не видно, хотя Беларусь и не попала в первую волну расширения. Следующий саммит БРИКС состоится в России, а это говорит о вполне реалистичных возможностях для Минска оседлать вторую волну расширения.

    Ожидается, что в 2024-м завершится процесс оформления членства Беларуси в ШОС. В целом интерес Беларуси к сотрудничеству и с ШОС, и с БРИКС независим от режима. Этот тот случай, когда интересы сходятся, уже исходя только из экономического веса этих международных структур. Режим и специфика его отношений с внешним миром, как раз служит ограничивающим фактором, который мешает раскрыться потенциалу на полную.

    Китайский выход из российской мышеловки

    Неучастие Лукашенко в международном форуме «Один пояс, один путь» в Пекине дало повод для странного вывода о том, что начальника всея Беларуси туда не пригласили, а «железное братство» между Беларусью и Китаем начало ржаветь. Хотя версию об отсутствии приглашения можно отмести сразу, иначе на форум от Беларуси не поехал бы вообще никто. 

    В целом какие-то видимые поводы подозревать неладное в беларусско-китайских отношениях отсутствуют. Китай принял Лукашенко с государственным визитом в феврале-марте и с рабочим в декабре, что само по себе немало свидетельствует об отношении Пекина к официальному Минску. Стороны в принципе используют любые возможности для двусторонних контактов, и в уходящем году они были и на уровне глав правительств, и министров иностранных дел, и министров обороны и так далее.

    Проблема китайского транзита в Европу имеет место, но совсем не факт, что является претензией Китая к Беларуси.

    Железнодорожный транзит Китай-Европа-Китай за первое полугодие просел примерно в двукратном размере в сравнении с прошлым годом. На то есть причины, не связанные с режимом и санкциями, к которым почему-то принято все сводить.

    Стоит учесть, что Китай поставляет свои товары в ЕС в основном по морю. В 2022-м железнодорожным транзитом через Беларусь было перевезено лишь 3,2% от общего годового оборота между Китаем и Европой.  И это в условиях, когда железнодорожные перевозки выигрывали по цене у морских. С октября 2022-го стоимостное преимущество вернулось к морским грузоперевозкам

    Кроме этого, упали объемы торговли между Китаем и ЕС (на 7,8% в первом полугодии), что естественно тоже не могло не отразиться на транзите через Беларусь. 

    С 2022 года Китай является вторым по значимости внешнеторговым партнером Беларуси. В уходящем году объемы торговли еще больше увеличились. Рекордная планка в 1000 контейнерных поездов, курсирующих между Беларусью и Китаем, была преодолена еще в сентябре.

    Внешнеполитическую значимость отношений с КНР для режима и для Беларуси сложно переоценить. На фоне растущей зависимости от России Пекин остается одним из последних столпов, обеспечивающих суверенитет Беларуси. 

    Февральский визит Аслана Бжании из Абхазии, а затем апрельский приезд в Минск главаря ДНР Дениса Пушилина закономерно усилили впечатление о Беларуси как о продолжении РФ, послушном указаниям из центра.

    При этом контингент российских войск в Беларуси значительно снизился, говорить об оккупации стало как-то совсем неудобно.

    Россия позволяет экономике и промышленности Беларуси работать, а властям более-менее выполнять свой социальный контракт. Санкции Запада, наложенные на РФ, заставили Москву по-иному посмотреть на своего единственного союзника и всю линейку товаров «Made in Belarus». Санкции Запада, наложенные на Беларусь, свели для Минска на России клином свет. 

    Произошло перераспределение потоков: сейчас 90% беларусских экспортных грузов в третьи страны идет в направлении Санкт-Петербурга. Три года назад этот показатель равнялся 15%. По состоянию на конец лета 2023-го Беларусь экспортировала свою продукцию через 19 российских портов, чего раньше не было. В досанкционные времена Минск работал преимущественно через европейские, сопротивляясь давлению РФ, пытавшейся перенаправить беларусские грузы на свои порты.

    Товарооборот с шестью российскими регионами исчисляется в миллиардах долларов. В частности, товарооборот с Московской областью приближается к 10 млрд. Это больше, чем рекордная торговля с Украиной в 2021 году или Китаем в 2022-м, всей Латинской Америкой и Африкой вместе взятыми.

    Общий товарооборот с РФ к концу года может достигнуть 55 млрд долларов при том, что вся торговля Беларуси со всеми странами мира где-то в пределах 80 млрд.

    Это показывает, что Россия может заместить Беларуси весь мир, в случае если блокада со стороны Запада станет тотальной. В таком случае суверенитет де-факто закончится, но режим продолжит свое существование. 

    От звонка до звонка

    В целом можно сделать вывод, что за прошедший год официальный Минск в международном плане еще более укрепился. Дела идут, фокус международного внимания продолжает смещаться на Путина.

    Нерешенной проблемой остается растущая зависимость от РФ, но Минск вряд ли оставит попытки ее решения. Открытым также остается вопрос, решится ли Запад на этом снова сыграть. «Да» может запустить новый круг оттепели в Беларуси, «нет» отложит его на неопределенный срок.

    Итоговые выпуски «пульса» двух последних лет были посвящены освобождению политзаключенных. События вынуждают к этому вернуться и сейчас хотя бы в качестве заключения. Нужных подвижек, позволяющих рассчитывать на выход людей на свободу до истечения тюремного срока, в текущем году так и не произошло. 

    Тема переговорного процесса об освобождении политзаключенных вошла в дискурс демократических сил, но обросла тоннами спекуляций, через которые сложно пробраться до сути. 

    Демсилы, несмотря ни на что, продолжают связывать решение с санкционным давлением и своим участием в любом переговорном процессе, а это тупик. У Запада нет возможностей создать необходимый уровень давления на режим. Для этого нужно отсечь поддержку РФ. Кроме этого, власти не видят демсилы за столом переговоров. От демсил зависит лишь точка зрения, которую они могут доводить до западных партнеров с тем же упорством, как сейчас просанкционную. 

    У западных партнеров, от которых наоборот зависит очень многое, отсутствуют мотивы для коммуникации с Лукашенко, потому что их граждан в беларусских тюрьмах больше нет. Дефицит мотивации — главная проблема. 

    На этом месте имеет смысл в который раз подчеркнуть самой жирной чертой, что своих граждан из беларусских тюрем (Шкляров, Херше) западные страны освободили как раз путем и ценой такой коммуникации, а не давлением и санкциями. Разумеется, у освобождения всех политзаключенных и прекращения репрессий может быть другая цена, но кто сказал, что она будет неподъемной.

    Справедливы утверждения, что переговоры с режимом на дипломатическом уровне шли, идут и будут идти. Несправедливо считать, что на дипломатическом уровне или каком-то сопоставимо ином проблема политзаключенных будет решена. Дипломатического уровня достаточно для формального подтверждения, что проблемой занимаются, а не сидят сложа руки. 

    Для решения проблемы переговоры должны подняться на уровень Лукашенко. Лифтом может выступить ближний круг. Опыт всех этих лет показывает, что в прямом контакте с Лукашенко такие вопросы решаются. Не автоматически, но решаются. В 2023 году дополнительным подтверждением этому стало освобождение Софии Сапеги по личной просьбе одного российского губернатора.

    Фото: Пул первого

    ПаказацьСхаваць каментары