• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • “Тихая война с диаспорой” превращается в открытое противостояние

    Генадзь Коршунов анализирует динамику репрессий режима Лукашенко против беларусской диаспоры.

    В последнее время действия лукашенсковских силовиков демонстрируют все возрастающее внимание к беларусской диаспоре – и к ее активистам, и к ее структурам. Причем если раньше такой интерес проявлялся скорее в виде пассивно-формального внимания (заведение уголовных дел без какого-либо продолжения), то где-то с зимы прошлого года и интенсивность интереса к диаспоре стала расти, и формат внимания стал меняться. Тогда в очередном выпуске Беларусского трекера перемен я написал, что режим начал «тихую» войну против диаспоры.

    К такому заключению привело наложение друг на друга целого ряда событий и процессов: движение в сторону поражения в правах граждан, покинувших территорию страны; расширение практики заочных приговоров и лишения гражданства беларусов-«экстремистов»; постепенный отказ от предоставления гражданам консульской поддержки за рубежом; первые внесения каналов и чатов диаспоральных сообществ в список экстремистских материалов.

    Дальнейшее движение по этим репрессивным трекам шло с разной скоростью. Так, например, летом прошлого года в список экстремистских материалов было внесено более 70 телеграм-каналов и групп в социальных сетях, принадлежащих беларусской диаспоре. Это почти половина из всех диаспоральных ресурсов, внесенных в данный перечень на текущий момент.

    А осенью того же года власти активизировались в нормативном русле – выпустили знаменитый «паспортный указ», согласно которому беларусские гражданине могут поменять свой паспорт или продлить срок его действия только в Беларуси. Тогда же начались, с одной стороны, прямые репрессии против курсов польского языка, а с другой – скрытые провокации типа создания фейковых ботов (“ОСТ”, “Вясна”, “Беларускі Гаюн”) и более явные атаки против различных структур и проектов диаспоры (обыски и аресты собственности по делу Координационного совета или кейс Аксёнова).

    В этом году ситуация начала меняться в более радикальную сторону.

    Если еще в середине января я писал, что власти Беларуси систематизируют и расширяют свои репрессивные практики против беларусов за рубежом, то уже утром 23 января беларусское медиа-пространство взорвала информация о волне хапунов за связи внутри страны с IneedHelpBY. Это инициатива, которая помогает пострадавшим от репрессий и вынужденно находится в эмиграции. Здесь к треку на «простое» преследование выехавших за границу беларусов власти добавили криминализацию финансовых контактов с диаспоральными структурами и проектами.

    В последние несколько месяцев давление режима увеличилось и по остальным направлениям (что подтверждает литовская разведка). Так, в частности, перед большим «хапуном за солидарность» произошла целая серия атак на интернет-ресурсы демократических структур и инициатив. Практически в постоянном режиме представителями режима Лукашенко инспирируются провокации против протестно настроенных беларусов («Время пошло!», «Призыв Тихановской», «Плана Перамога 2.0»). Активизируется организационно-информационное противостояние – как через атаки и жалобы на аккаунты демократических сил и блоггеров, так и с помощью информационных вбросов для независимых медиа.

    Как отдельное направление, которое сейчас активно разрабатывается силовиками Лукашенко, следует рассматривать их усилия по сбору информации о беларусах зарубежья. К таковым относятся как практики взломов и/или перехватов управления над сетевыми ресурсами (например, кейс сайта Народных посольств), так и создание фейковых каналов или рассылок от имени независимых стуктур (от медиа до проектов).

    И еще один момент, на  котором хотелось бы остановиться особо – возбуждение беларусскими силовиками уголовного дела в отношении представителей «Народных посольств» и «Белорусов зарубежья».

    Оно примечательно тем, что, в отличие от предыдущих возбуждений (а это далеко не первое – против «Народных посольств»), нынешний процесс сопровождается реальной активностью силовиков – обысками и наложением ареста на имущество людей, проходящих по этому делу.

    Второе его знаковое отличие – включение в орбиту репрессивного процесса не только скорее политических организаций («Народных посольств»), но и откровенно гражданских структур низового уровня («Белорусов зарубежья»). Хотя беларусские власти и любят масштабировать репрессии, но более ранние примеры настолько обобщающего подхода вспомнить сложно. Разве что только кейс с криминализацией всех сообществ, зарегистрированных на ресурсе Dze.chat.

    На данный момент, правда, это масштабирование имеет скорее потенцтальный характер, потому что «Белорусы зарубежья» – это только один телеграм-канал из внесенных в список экстремистских материалов (на 26 марта 2024 года их там более 150 позиций). Но, если исходить из существующих тенденций, другие интернет-сообщества беларусов зарубежья также легко могут стать фигурантами очередных криминальных дел.

    Мы входим в тот этап, когда режим Лукашенко может объявить войну всем тем своим гражданам, которые находятся в странах на запад от Беларуси.

    P.S. Чтобы будущая динамика репрессий против диаспоры не стала сюрпризом, ниже приводится структурированный список информационных ресурсов (от страниц в социальных сетях до чатов в мессенджерах), которые сегодня находятся в Республиканском списке экстремистских материалов.

    Перечень диаспоральных интернет ресурсов, находящихся в Республиканском списке экстремистских материалов.

    Фото: razam.de

    ПаказацьСхаваць каментары