• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • 2023 год: нормализация ненормальности

    Обобщая события, которые происходили с беларусским обществом и режимом в прошлом году, Генадзь Коршунов приходит к выводу, что у нас формируется «новая ненормальная нормальность».

    У слова «норма» есть несколько смыслов.

    В ответ на вопрос «Как дела?» мы отвечаем «Нормально», подразумевая, что ничего необычного не произошло. Ну или просто не хотим поддерживать разговор.

    Когда характеризуем «нормальным», например, фильм или концерт, то это значит «скорее хорошо, но так, без особого восторга». Диагноз называем «нормальным», когда с чего-то такого и ожидали. Особенно если за такими диагнозами обращаемся регулярно.

    А когда слышим, что кого-то в стране «нормализовали», то понимаем, что от этого «кого-то» уже не услышишь ничего особого, привлекающего внимание – его привели в соответствие с некой «нормой».

    В гуманитарных науках есть понятие «социальная норма». Это обобщенные стандарты поведения в обществе, которых по тем или иным причинам (климатическим, экономическим, религиозным, военным и проч.) придерживается большинство. В этом смысле, норма – это характеристика не этическая, но математическая. Нормальность – это не то, что хорошо или плохо. Это просто оправдывающиеся ожидания относительно происходящего, погоды или действия властей, реакции общества или начальства, поведения врагов или друзей и т.д.

    Нормальность возникает тогда, когда повторяется одно и то же. Когда ожидания от субъектов, какие-бы они ни были неприятные или даже пугающие, оправдываются. Когда появляются стандартность, стабильность,  предсказуемость, и в итоге – привыкание.

    Если посмотреть на уходящий год, то складывается впечатление, что в Беларуси складывается новая нормальность.

    К числу ее основных факторов можно отнести следующее:

    – во-первых, время – после событий 2020 года прошло уже более трех лет. Это много, достаточно, чтобы на повестку дня вышли и закрепились другие актуальные вопросы и проблемы;

    – во-вторых, война – из числа событий, которые невозможно представить, война быстро вошла в разряд того, что взровало повседневность, а после новости о ней стали обыденностью (а для некоторых война уже и вышла из новостного ряда);

    – в-третьих, санкции и экономика – оказалось, что наложенные на режим санкции не так и страшны; на экономике сильнее сказались ожидания включения Беларуси в войну, чего не случилось. Экономика адаптируется под новую реальность (по крайней мере, на текущем этапе).

    В этой новой нормальности режим в спокойном режиме адаптирует законодательную базу под те практики, которые наработались в период «иногда не до законов», находит способы «шлифовать жирок» с бизнеса и придумывает новые способы закрепощения общества.

    Вообще, режим перестал действовать истерично. И на уровне структуры, и в разрезе индивидуальных представителей утвердились типовые модели поведения и реакции на внешние раздражители. Режимные субъекты стали действовать гораздо более спокойно, методично. Они ориентируются уже не на «здесь и сейчас», но на некую перспективу.

    Это хорошо видно, прежде всего, во внутренней политике. Здесь определились необходимые и достаточные инструменты взаимодействия власти с гражданами: система слежки (растущая и в онлайн, и в оффлайн-форматах), контроль за всем (пока не полный, но стремление к тотальности очевидно), газлайтинг пропаганды (впрочем, здесь ничего нового),  запугивание (и внешними врагами, и наказанием от власти) и репрессии, которые можно поставить на первое место в списке.

    Беларусский бизнес, чемпион по адаптивности и выживанию в любых условиях, прошел период неопределенности и работает по новым правилам. Только кто-то в Европе, а кто-то в России. Впрочем, и в самой Беларуси бизнес продолжает работать, причем настроения у него вполне себе оптимистичные. Что в принципе понятно: новые стандарты логистики, новые нормы прибыли, новые и понятные направления развития.

    Беларусские медиа также выбрались из энтропийного тумана и адаптировались к новой нормальности. Государственные СМИ открыто работают в формате пропаганды и коллаборируют с «русским миром», а независимые медиа определились с правилами выживания «в экзиле» и находят способы сравнительно безопасной коммуникации с аудиторией в Беларуси. Для аудитории медийное поле поделилось на информационные пузыри со свой нормальностью.

    Диаспора, получив несколько огромных приливов новых членов, также уже наработала список лайфхаков для их выживания, инструментов для лоббирования своих интересов, форматов для самоорганизации и взаимопомощи. Кто-то просто уже начал новую жизнь, кто-то вкладывается в строительство Новой Беларуси. Выбор в пользу той или иной нормальности постепенно складывается.

    Общество в Беларуси, что люди, что организации, живут в своих мирах, у них то же свои нормальности. Для одних нормально ходить на работу, гнать продукцию по российским оборонным заказам и гордиться страной с «нормальными заработками». 

    В другой нормальности парадоксальным образом уживаются негативное отношение к войне, симпатии к России и уверенность в необходимости государственного суверенитета для Беларуси. Еще и пожеланиеяк россиянам, уважать беларусскую аутентичность, культуру и независимость.

    Есть партизанская реальность, где режим “инкогнито” становится твоей второй натурой. Где новости смотришь без подписок, лайков и шеров. Где удаляешь чаты после переписок. Где обсудить наболевшее можно только шепотом, а задача встретиться с выехавшими за границу родственниками становится квестом со звездочкой.

    Все так или иначе выживают в уже сложившихся условиях: от змагаров до ябатек, от Офиса до Администрации. 

    Формируется новая нормальность.

    Главное, чтобы из математической она не стала морально-этической.

    Фото: Мария Амелина

    ПаказацьСхаваць каментары