• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Барометр репрессий: в конце года было затишье перед бурей?

    Информация репрессиях поступает из Беларуси практически каждый день. Это уже непрерывный поток, в котором сложно определить основные направления и особенности. Чтобы понять, как развиваются карательные практики режима, Центр новых идей раз в квартал будет представлять исследовательский отчет «Барометр репрессий в Беларуси». 

    Это исследование не ставит себе целью заменить отчеты правозащитных организаций. У него другие аналитическо-статистические задачи: во-первых, обрисовать общую картину работы репрессивно-карательной системы беларусского режима, во-вторых, выделить особенности ее функционирования от квартала к кварталу. Для решения этих задач основной упор сделан на статистических, количественных данных, качественная (квалитативная) информация привлекается скорее для прояснения контекстная. 

    Полностью с отчетом можно ознакомиться по ссылке, а в данной статье мы приведем лишь самые значимые цифры – по практикам, связанным с запугиванием общества, и по задержаниям, «административкам» и «уголовкам».

    Необходимый дисклеймер: практически всю количественную информацию, содержащуюся в отчете, следует трактовать как минимально возможные показатели по следующим причинам: а) секретность значительной части государственной статистики и б) атмосфера страха, из-за которой некоторая информация о репрессиях в стране не доходит до правозащитников. В реальности количественные характеристики репрессий в Беларуси будут существенно выше.

    Запугивание

    Одним из доминирующих методов запугивания общества является произвольное присвоение властями статуса «экстремистов» и «террористов» их оппонентам. В связи с этим любой контакт (информационный, коммуникационный, финансовый и т.п.) с оппонентами власти фактически криминализируется, то есть за него могут наказать.

    В 2023 году против белорусов активно применялось как «экстремистское», так и «террористическое» законодательство. 

    В список граждан, причастных к экстремистской деятельности, в этом году власти включили 1400 человек (в 2022 году — 2263). Список «террористов» увеличился на 172 позиции (226 в 2022 году). В среднем за один месяц 2023 года в Беларуси «террористами» были признаны 14 человек, а «экстремистами» — 117. Во всех случаях подавляющее большинство этих добавленных были гражданами Беларуси.

    Что касается последних трех месяцев 2023 года, то среднемесячное количество признаний «террористами» соответствовало тому же показателю в предыдущие периоды года – 14 человек. Общий квартальный прирост этого списка составил 43 человека. «Экстремистский» же список за последний квартал пополнился на 296 человек. Это в среднем 99 человек в месяц, что несколько ниже среднегодового показателя в 117.

    Среднемесячное количество структур, которые власти признавали «экстремистскими» формированиями, в последние месяцы 2023 года также соответствовали среднегодовому уровню – 5-6 в месяц. Всего в течение года число экстремистских формирований увеличилось на 62 позиции, в 2022 году рост составил 80 позиций.

    Как видно, все предыдущие показатели в конце года были на уровне среднегодовых или даже ниже их. 

    А вот количество судов по признанию информационной продукции «экстремистскими материалами» в этом ряду составляют исключение из этого ряда. Всего в 2023 году в Беларуси состоялось 889 подобных судебных заседаний, из них в последнем квартале года – 278. Иными словами, к концу года частота таких процессов увеличилось: если в среднем за год это было 74 заседания в месяц, то в последнем квартале их проводилось в среднем 93.

    О повышении интенсивности действий властей в этом направлении говорит и следующий факт: на последний квартал пришлись два из трех судебных процессов, в ходе которых рекордное количество источников информации получило статус «экстремистских». 

    Так, 21 ноября суд Ленинского района Гродно за одно заседание признал 48 сайтов, телеграм-каналов и аккаунтов в социальных сетях экстремистскими материалами. А 7 декабря в ходе только одного заседания суд Железнодорожного района Гомеля признал «экстремистскими» уже 95 позиций.

    Говоря о возрастающей активности режима в направлении запугивания общества, необходимо обратить внимание на такое явление, как «хапуны». В конце года их число значительно возросло. 

    Если вынести за скобки эксцесс первого квартала, когда страну охватила волна обысков и задержаний после подрыва российского самолета в Мачулищах, то разница в квартальных значениях впечатляет. Так, в течение второго и третьего кварталов общее количество хапунов было на уровне 24-25 случаев за три месяца. В последнем квартале ситуация изменилась. Всего за это время произошло не менее 40 хапунов. В последнем квартале также произошло два сверхмассовых мероприятия, в которых приняли участие десятки людей. Первое — это обыски по делу Координационного совета; второй – обыски и запугивания наблюдателей на предыдущих выборах.

    Примечание: точное количество хапунов в марте установить невозможно, так как они шли практически в постоянном режиме почти во всей стране.

    При этом важно, что статистика задержаний не отражает такого роста (см. ниже). То есть на общество оказывается мощное психологическое давление, но, к счастью, без эскалации в виде судебных разбирательств и/или помещения людей в места лишения свободы.

    Такой расклад может означать, что задача устрашения общества начинает преобладать над наказанием. Представляется также, что подобное перераспределение функций в репрессиях связано с приближением избирательной кампании 2024-2025 годов, что требует от власти прилагать усилия именно в направлении запугивания народа. 

    В пользу последнего говорит и целая серия «коррупционных дел», которые возбудились в конце года. Это дела «маршрутчиков», «аграриев», «молочников». По последнему делу был задержан даже экс-руководитель Минсельхозпрода и помощник Лукашенко по Витебской области Игорь Брыло. Как мы знаем, такая активизация популистско-коррупционных разбирательств весьма характерна для предэлекторальной Беларуси.

    Задержания

    В задержаниях сохраняются старые тенденции, определившиеся как минимум в 2022 году. Это репрессии за участие в событиях 2020 года, за ту или иную поддержку Украины, за выражение неодобрения действий белорусского режима или российской армии. Новой тенденцией 2023 года стало ужесточение пограничного контроля с задержанием возвращающихся в Беларусь из других стран. Особо отметим, что на границе Беларуси с Россией также введены проверки, чего не было в новейшей истории. По подсчетам правозащитников, в 2023 году силовики задержали более 200 вернувшихся людей (в 2022 году таких случаев было 52), в том числе из России.

    Всего в прошлом году в Беларуси по политическим мотивам были задержаны не менее 4100 человек. В среднем в месяц задерживалось 342 человека. Однако в последнем квартале среднемесячное количество задержаний было сравнительно ниже среднегодового – 291 человек.

    Динамика уголовного политического преследования за последний квартал 2023 года также совпадает с особенностями задержаний в этот период – оба показателя несколько снизились относительно средних значений за год. Это связано, в том числе с всплеском репрессий после взрыва российского самолета на аэродроме в Мачулищах. Из-за этого пик задержаний пришелся на март и последующие месяцы второго квартала, а наибольшее количество уголовных приговоров – на июнь и месяцы третьего квартала.

    Общие же цифры по политическим уголовным делам за 2023 год таковы. Всего за 2023 год по «протестным» уголовным обвинениям было осуждено не менее 1603 человек, что составляет в среднем 134 человека в месяц (в 2022 году 1242 и 104 соответственно). Если говорить о динамике последнего квартала, то, как и в случае с количествами арестов, количество уголовных судимостей за это время снизилось. Среднемесячный показатель за последний квартал составил 125 человек против 134 «среднегодовых».

    Отдельно следует отметить особенности административного преследования, основными составляющими которого являются штрафы и аресты «на сутки». За 2023 год в отношении белорусов было вынесено не менее 3945 судебных решений такого рода, по которым были осуждены около 4500 человек.

    Примечание: на графике отражено изменение показателя по отношению к предыдущему кварталу. Значение первого квартала взято как 0.

    С определенной точки зрения здесь важнее не столько количество переживших административное преследование, сколько динамика этого этой формы репрессий. И эта динамика весьма показательна. Дело в том, что на 2023 год только этот показатель –количество политически мотивированных административных судов – носит стабильный и целеустремленный характер, то есть устойчивый рост от квартала к кварталу.

    Иными словами, если количество признаний «террористами-экстремистами» в течение года было более или менее одинаковым; если количество арестов и уголовных дел взорвалось благодаря Мачулищам, а потом пошло на спад; если показатели по «захватам» и «экстремистским материалам» подскочили в последний квартал, то уровень административных преследований целенаправленно и методично рос от начала к концу года. 

    Думается, такая устойчивая динамика только одного отдельно взятого показателя из целого списка должна свидетельствовать о наличии управляющей установки на то, чтобы доминирующей формой наказания была все же «административка», а не «уголовка».

    Вместо резюме

    В конце приведем сводную таблицу, где объединены все показатели отчета и отражена их поквартальная динамика.

    Представляется, что даже при достаточно ограниченной объяснительной способности только количественных данных, формирующаяся логика репрессий прослеживается достаточно четко: 

    • максимально криминализировать контакт беларусов с любой альтернативной информацией и нелояльными властям организациями,
    • создавать условия, когда человек либо отказывается от контактов с «инакомыслящими», либо живет в постоянном стрессе от нарастающих угроз,
    • свободно использовать метод массовых захватов людей (хапунов), создавая ощущение контроля над ситуацией в стране и наращивая тревогу в обществе, 
    • при этом пока не форсируя наиболее жесткие варианты репрессий в виде уголовного преследования, делая упор скорее на административные виды наказания.

    Вывод

    Власти продолжают рассматривать общество как потенциально опасный объект. В силу этого основным инструментом внутренней политики белорусского режима остаются репрессии в самом широком смысле: контроль, запрет, ограничение, слежка, принуждение, запугивание, наказание и так далее.

    Репрессивный механизм уже определенным образом оформился, сами репрессии частично вышли на определенное плато – интенсивного роста репрессивного давления в течение года не произошло. Единственным исключением является уверенный и последовательный рост числа административных дел, возбужденных по политическим мотивам. При этом отмечается определенное расширение репрессий в условно территориальном направлении: в регионах и за рубежом (в диаспоре).

    Главной тенденцией последнего квартала года стал переход режима в электоральную фазу, что предрекало перераспределение усилий репрессивно-карательной машины с насилия и наказания (хотя, к сожалению, эта составляющая все еще сохраняется) на запугивание общества (которых стало заметно больше).

    Фото: Белсат

    ПаказацьСхаваць каментары